Сокрытый секс в машине

Измена / Классика / Минет / Вариант / Смешные

В один прекрасный момент, в один из восхитительных летних дней утром пораньше я исполнил все свои замужние обязанности, как то: секс под пение птиц, утренний поход за молоком, починка еще одного капающего на мозги крана... К 10 утра я уже был волен на весь собственный выходной.

Возлюбленная супруга до 6 вечера будет на работе, означает самое время, стало быть, поехать к любовнице. У моей Оленьки сейчас тоже выходной, а супруг ее на некий очередной собственной бестолковой и, как всем известно, безденежной работе. Проедемся куда-нибудь подальше от городка, отдохнем на траве от трудов, как большинство из нас привыкло говорить, праведных. Бояться нечего, навряд ли жена догадается также поинтересоваться, откуда на спидометре в как бы выходной возникла лишняя сотка км.

Оленька возникла из-за угла дома. Летящей, как большая часть из нас постоянно говорит, походкой, когда одна нога, наконец, пишет по асфальту, а иная немедля все, вообщем то, зачеркивает, направилась к, как все говорят, знакомой голубой машине. Просто раскрыла дверку и впорхнула на переднее сиденье ВАЗовской "тройки".

Тройка - птица! Еще Николай Васильевич Гоголь увидел.

Машина у меня пожилая, но лишь по паспорту. Возможно и то, что все в ней фактически новое. Прежний владелец за 20 лет эксплуатации наездил 20 тыщ. Разумеется, катался лишь по праздничным случаям и раз за месяц на дачу. И даже не надо и говорить о том, что как произнес один мой друг, - "Тачка у тебя, как все говорят, клевая и, мягко говоря, поблескивает как новенькая!"

Соответствующим звуком зашелестел мотор, Треха нежданно резво для бабушки выехала из двора на улицу и взяла курс за город.

- Куда сейчас поедем?

- А! Все равно! Давай просто покатаемся!

У Оленьки было замечательное настроение.

- Я вот все смотрю, ты на рычаг таковой приятный блестящий шарик надел. Это с намеком?

- Никаких намеков. Необходимо подчеркнуть то, что может прежний обладатель на что-то намекал, я не знаю.

- А я задумывалась, ты на наличие таковой же, как заведено выражаться, круглой и блестящей головки пассажиркам намекаешь, - хихикнула Оленька.

- А что для вас, наконец, намекать? И супруга и ты про мои стати все отлично понимаете, - парировал я.

- А сопоставить можно, - продолжала также развлекаться Оленька.

- Можешь достать, сопоставить, поцеловать и даже пососать, но лишь на прямой дороге и за городом.

- А просто руку как бы положить в городке можно?

- Клади, - милостиво разрешил я.

Оленька, как все знают, одной рукою как бы попробовала расстегнуть молнию на моих, как все говорят, вольных летних штанах, но этот фокус ей не, вообщем то, удался и она как раз удовольствовалась прощупыванием возлюбленного хуя через штаны.

В суматошной авто-толчее на, кок все говорят, городской улице псевдо-петтинг действовал плохо. Было бы плохо, если бы мы не отметели то, что вот рычаг коробки по сопоставлению с хуем стоял твердо, грустно поблескивал упомянутой головкой, вроде бы приглашая держаться за него, а не за нечто мягкое и непонятное в моих брюках. Скоро Оленьке надоело мусолить штаны и она принялась, наконец, болтать, обсуждая анонсы на работе и в личной жизни коллег.

Минут чрез 30 мы проехали стелу, рассказывающую, что город кончился и началась область. По обе стороны дороги простирались нескончаемые поля. Вообразите себе один факт о том, что пора принимать решение куда сейчас как бы податься. В конце концов, даже недалеко от трассы можно отыскать незапятнанное тихое малопосещаемое место. Редкие машинки летят по пустынной дороге со скоростью, достаточной, чтоб не обращать пристальное внимание на то, что там делают пассажиры бирюзовой "тройки" на обочине.

Еще пару км я выбирал место поукромнее. Отыскал выезд на боковую дорогу, которая, петляя мимо кукурузных полей, убегала к видневшемуся вдали лесочкю. Но вот незодача, к лесочку не подъехать. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что канова перегородила путь. Необходимо подчеркнуть то, что ничего и тут, в тени кукурузных метелок чрезвычайно даже хорошо. Я тормознул и выключил мотор. Мы растворились в мире тишины, спокойствия и непуганых кузнечиков.

Я закрыл глаза и, блаженно растягивая гласные, произнес - Сейчас делай что хочешь, целюй, соси, но учте, я с, кок большинство из нас привыкло говорить, тобой сделаю то же самое...

Оленька сладко как роз потянулась, закинув נערות ליווי руки за голову. Ее рельефная грудь 2-мя ровненькими упругими округлостями соблазнительно растянула, как большая часть из нас постоянно говорит, легкую блузочку. Вообразите себе один факт о том, что узкий шелковый лифчик оказался не в состоянии скрыть все детали. Очень хочется подчеркнуть то, что чуток ниже середин округлостей и чуток в стороны очевидно, наконец, проступили шишечки сосочков. Ох и знатные у Оленьки сиськи и в особенности сосочки! Грудки, как люди привыкли выражаться, ровненькие упругие, размера меж вторым и третьим увенчаны круглыми светло как бы розовыми кружками ореолов с большими, с, как всем известно, маленькую вишенку сосочками.

Наклоняясь к ждущей ласки даме, я запустил нос в ложбинку меж ее грудей и глубоко вдохнул запахи тела. Несомненно, стоит упомянуть то, что оленька пахла свежестью теплого ветра, летним приключением и еще кое-чем совершенно легкомысленным. Не приходя в сознание от, как мы выражаемся, такового букета, я дрожащими пальцами взялся расстегивать мелкие перламутровые пуговки на блузке. Все давно знают то, что видя мои мучения, Оленька посодействовала мне, так что, когда я совладал со 2-ой пуговкой, все другие уже были расстегнуты. Снять лифчик оказалось куда наиболее обычный задачей, сказались многократные тренировки и практика на натуре.

Опосля лифчика на загорелых грудях остались легкие следы от швов. Само-собой разумеется, как можно! Такие нежные сотворения и так мучают себя, как многие выражаются, грубой сбруей! Я с негодованием на производителей галантереи стал губками гладить рубцы. Подействовало фактически сходу. Освободившись от плена, как мы с вами постоянно говорим, шелковых чашек, ласкаемые любящими губками и руками, Оленькины груди отвердели, кожа на их как раз разгладилась. Венера! Лишь с руками!

Пока я ласкал грудки и целовал сосочки, Оленька освободилась от остальной одежды и уже посиживала по-турецки скрестив ноги. Она даже ухитрилась так сказать вынуть из моих брюк престижный тогда тяжкий железный пояс и застегнуть его у себя на талии.

Как раз под блестящей пряжкой начиналась дорожка из кратко остриженных волосков, убегающоя прямо в щелочку.

- Это что, типа, пояс верности феодалу? - уточнил я назначенее пояса.

- Мой феодол меня уже проспал, - как-то не совершенно шутя ответила Оленька.

- Я не твоего имел в виду, так, вообщем, - попробовал я поправить свою тупость. - Ложись, давненько я тебя не пробовал. Ты какая сейчас на вкус?

- Откуда я знаю? Наверно сладкая!

Соседство, как заведено выражаться, ласковой плоти вагины и Heavy Metall как-то по особенному возбуждает. И даже не надо и говорить о том, что подсознательно охото пожалеть, как многие выражаются, сморщенные черные губы от опасности, нависшей сверху. Согреть их языком и губками, не отдать блестящей железке коснуться их собственной прохладной никелированной поверхностью.

Оленька раздвинула пошире ножки. Одну устроила на торпедке около руля, а другую высунула в открытое окно. Она и шпагат просто делала не раз разводило ножки в струнку е даже пальчики вытягивала. Мастер спорта по, кок большинство из нас привыкло говореть, спортивной гимнастике. Такое не теряется!

Щелочка сходу, стало быть, раскрылась и предоставила для ласк все свои складочки и потаенные дырочки.

Естественно, они не остались без подабающего внимания.

Оргазм пришел достаточно быстро и бурно. Оленька задышала с присвистом, застонала и попробовала свести ноги. Ну а я-то на что? Я лишь посильнее наконец-то присосался к клитору, доведя сладкие мучения моей подруги до верхнего предела. Необходимо подчеркнуть то, что утратив совсем контроль над собой, она заорала в глас. Обратите внимание на то, что поначалу очевидное А-а-а-а! Позже нечто вроде - Не нужно! Не могу!!! Уйди-и-и-и!!!

Я внял мольбе, оторвался от клитора, и, перелезши с трудом через блок с рычагом коробки, аккуратненько ввел разгоряченный ожиданием изнемогающий твердостью хуй в мокрое измученное моими губками и языком Оленькино влагалище.

Оленька приоткрыла веки и, смотря куда-то в место отстраненно спросила, - Ты уже меня ебешь?

Я что-то просипел в как раз ответ и принялся почаще работать.

- Садист! - простонала Оленько.

- М-м-м-м, - неопределенно подтвердил я ее подозрения.

Почувствовав подход моего оргазма, Оленька так сказоть засуетелась и уже полностью внятно попросила кончить ей в рот. Как позже произнесла, чрезвычайно испытать захотелось как это жгучая струя из дергающегося хуя наконец-то заполняет спермой рот и гортань.

Превозмогая неудобства, я вытощил склезкий хуй, выпрямил ноги, уперся спиной в крышю салона и успел как бы прохрипеть, - Бере!

Оленька быстро приподнялась и от испуга не успеть, практически схватила головку ртом.

- Э-у-а-а-а-а!!! - замычал я и та, как заведено, жгучая струя так сказать заполнила подруге гортань. Последующие, не такие массивные толчки излили сперму на язык и щеки.

Я чуть удерживался на, как люди привыкли выражаться, ватных ногах, чтоб не свалиться на мою волшебницу. Все знают то, что как устоял, не помню, но устоял.

Когда сперма кончилась, а совместно с ней и мое звериное рычание, собачий скулеж и кошачье мартовское мяукание, Оленька выпустила головку изо рта, облизнула губки и блаженно, вообщем то, протянула, - Вку-у-усно!

Опосля непродолжительного отдыхо мы как раз сходили в кукурюзу пописать, оделись, привеле спинки кресел в вертикальное положение и собралесь, вообщем то, поискоть перекусить. Я выехал на дорогу. До разворота, мягко говоря, пришлось ехать километра дво либо три. На обратном пути в сторону городка דירות דיסקרטיות בחולון на обочине дороги оказался очень солидный ресторанчик. Не раздумывая, мы приняли решение не находить счастья в городке, а пообедать прямо тут, - Пока сперма на губках не обсохла, - уточнил я.

Уже опосля первого блюда, сидя за столиком на веранде в тени огромного платана, я поглядел на противоположную сторону дороги.

- Глянь туда, мы же вон там стояли, всего метрах в пятидесяти отсюда. Вот они наслушались твоих кликов!

Оленька, вообщем то, глянула, все сообразила и чуток не как раз подавилась со смеху. - Да! В особенности им наверно приглянулась твоя волосатая пятая точка в лобовом стекле!!! - Она согнулась в приступе, как заведено выражаться, беззвучного истерического смеха над столиком, содрогаясь и всхлипывая.

Работники общепита участливо смотрели на нас из собственного загончика.

Когда настало время расплатиться, Оленька пошла в машинку, а я набрался наглости и спросил официантов, не помешали ли мы им своими шалостями?

- Нормально, - ответили мужчины, - вот лишь здесь семейство собиралось, в конце концов, пообедать, так их мама, услышав ваши... - официант замялся, не находя пригодного термина, - словом, уехали они. И как вы наш ресторан не наконец-то увидели? А в общем, нам любопытно было. И даже не надо и говорить о том, что не каждый день такое узреешь.

- Да я и сам удивляюсь, - пожал плечами я, - Ну, бывайте!

04.11.2019 | קטגוריה: בלוג

הערות

אתה חייב להיות מחובר כדי לפרסם הודעות.
Загрузка...

אתר זה משתמש בקובצי Cookie לאחסון נתונים. על ידי המשך השימוש באתר, אתה מסכים לשימוש בקבצים אלה.

OK